СТО ЛЕТ ЭЛЕКТРИЧЕСТВА
ИТОГИ ФОРУМА
«СТО ЛЕТ ЭЛЕКТРИЧЕСТВА»
Приветствие

Задача Форума «Сто лет электричества» – через рассмотрение прошедших ста лет электроэнергетики России посмотреть на её далёкие перспективы.

Российская электроэнергетика родилась в конце XIX века. Тогда Россия по уровню развития электроэнергетики была в числе мировых лидеров. В довоенные и послевоенные годы российская энергетика развивалась быстрыми темпами. В нашей стране была создана ЕЭС, которая объединилась с энергосистемой «Мир» в колоссальную по масштабам синхронную энергозону (от Читинской области до Восточной Германии) с установленной мощностью электростанций более 400 ГВ. Подобных систем в мире просто не существовало ранее и не существует до сих пор. Степень инженерной сложности ЕЭС намного выше, чем, например, системы трубопроводного или железнодорожного транспорта.

Однако после пика началось торможение и спад. С 70-х годов ХХ века началось снижение темпов инвестиций, вслед за этим – старение оборудования, исчерпание паркового ресурса, начались первые ограничения потребителей. К 90-м годам энергетика подошла в предкризисном состоянии. К началу нового столетия ситуация усугубилась. Помимо запредельного износа оборудования экономическое состояние электроэнергетики также стало плачевным. Всем стало очевидно, что необходимы глубокие преобразования. Логика преобразований была определена однозначно – электроэнергетика должна была стать рыночной. Ровно это и было сделано в ходе реформы 1998-2008 гг. Реформа электроэнергетики сняла инфраструктурные ограничения на рост экономики страны на ближайшие 25 лет.

В результате реформы в электроэнергетике появились триллионные инвестиции, объём вводов превысил 30 ГВт. Кроме этого, реформа сделала возможной реализацию программы ДПМ-2 – программа модернизации электроэнергетики на период до 2035 года. В отличие от ДПМ-1, когда нужно было любой ценой вводить мощности (из-за кризиса неплатежей и веерных отключений), в ДПМ-2 поставлена задача не роста вводов, а модернизации активов, повышающей эффективность российской электроэнергетики. Именно ДПМ-1 заложил основу для ДПМ-2, потому что позволяет выводить в резерв модернизируемые мощности.

Это не значит, что нет проблем. Потому что электроэнергетика – очень инерционная индустрия. Сейчас в электроэнергетике одновременно проходит несколько масштабных технологических изменений. Начиная от промышленного хранения электроэнергии до декарбонизации. Именно для того, чтобы обсудить будущие аспекты российской электроэнергетики мы проводим сегодняшний Форум.
Сессия 1.
Электроэнергетика в XXI веке – семь революций
Модератор Анатолий Чубайс, Специальный представитель Президента Российской Федерации по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития

В ходе сессии были рассмотрены важнейшие технологические революции в электроэнергетике.

Вторая электрификация

Борис Вайнзихер, член Совета директоров «Т+», отметил, что вторая электрификация уже идёт. На электрический ток переходят новые отрасли, расширяется энерговооружённость домохозяйств. Раньше это было просто невозможно – электричества не хватало. Сейчас, когда внедряются энергоэффективные технологии в быту, его хватает. Парадокс заключается в том, что одним из драйверов второй электрификации является энергоэффективность. Т.е., число энергопринимающих устройств растёт, но объём потребления не растёт.


Промышленное хранение электроэнергии

По словам Юрия Удальцова, Заместитель Председателя Правления ООО «УК «РОСНАНО», промышленное хранение энергии – это одна из важнейших технологий для развития энергетики. Расширение промышленного хранения наблюдается во всём мире. Калифорния закупает гигаваттами промышленное хранение электроэнергии. Это нужно как для резервирования ВИЭ, так и для повышения надёжности энергосистем. Участники дискуссии согласились, что на горизонте 15-20 лет промышленное хранение станет базовым технологическим переделом и полностью изменит ландшафт энергосистемы. Это не заменит ЕЭС, но приведёт к изменению правил диспетчирования. Вместо централизованного (которым занимается Системный оператор) диспетчирование перейдёт на уровень автоматизированного управления алгоритмами. Это постепенный процесс, который начнётся с отдельных небольших энергосистем и постепенно будет масштабироваться в большие системы.


Децентрализация и независимость потребителя

Борис Вайнзихер отметил, что независимость потребителя определяется тем, что ему не важно, откуда он получает электроэнергию. Электроэнергетика изменится «снизу», от потребителя. ЕЭС окрепнет в результате такого изменения, станет более работоспособней за счёт усиления магистральных связей.

Дмитрий Песков, Специальный представитель Президента Российской Федерации по вопросам цифрового и технологического развития; Директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов, высказал мнение, что электричество становится основой для глобальной связи. Это означает, что энергопотребление возрастёт за счёт новых задач – управление климатом, проведение распределённых вычислений и т.д.

Участники дискуссии согласились, что задачи обеспечения надёжности в энергетике требуют избыточности. Были рассмотрены проекты магистрального подводного кабеля между Великобританией и Норвегией (балансирование британского ветра за счёт норвежской гидроэнергетики), проект кабеля между Австралией и Сингапуром, проект энергетического соединения Европы и Сахары. Дмитрий Песков подчеркнул, что эти проекты создают образ новой энергетики. Более того, по мнению Дмитрия, можно по-другому использовать электрические сети – для передачи трафика и данных, т.е., для обеспечения связности. Но чем выше связность в системе, тем быстрее она распадается в случае наступления критических ситуаций. Поэтому одновременно с этим возникает ещё одно требование – автономности. В долгих трендах электрическая сеть не остаётся только токопроводящей, но и является транспортом для информации, финансовые транзакций и других применений.

Возвращаясь к обсуждению децентрализации, Юрий Удальцов отметил, что при децентрализации уровень избыточности в электроэнергетике возрастает. Энергетика была избыточной и останется избыточной – это плата за поддержание готовности. На горизонте 15-20 лет нет технологии для создания такой избыточности. Все проекты магистральной связности – это проекты избыточности, переброски избыточности ВИЭ на потребителя.

Участники дискуссии согласились, что на среднесрочном горизонте человечеству предстоит существенный рост потребления электроэнергии за счет подключения к сети миллиарда человек, которые сейчас не подключены к электричеству, а также за счёт расширения использования электричества в различных отраслях промышленности и цифровых технологий.


Постоянный ток

По словам Бориса Вайнзихера, за счёт появления дешёвых тиристорных устройств переход на постоянный ток и обратно становится дешёвым и эффективным. Это даёт возможность гибко использовать переменный и постоянный ток в зависимости от конкретных потребностей энергопринимающих устройств – переменный ток для вращающихся машин, и постоянный для других применений. В будущем постоянный ток будет использоваться наряду с переменным и это не является технологической революцией.

Беспроводная передача электроэнергии

Участники дискуссии согласились, что пока (на среднесрочном горизонте) в этой технологии нет большого смысла. Проводка в быту – это не дорого, т.е., беспроводная передача на короткие расстояния не является значимой потребностью. С другой стороны, для передачи значительной мощности на большие расстояния пока не заявлено надёжной и эффективной технологии.

Сессия 2.
Россия в технологических революциях XXI века в электроэнергетике: наблюдатель или участник?
В какой степени в России случатся основные мировые технологические тренды?

Вторая электрификация

Борис Аюев, Председатель Правления АО «Системный оператор Единой энергетической системы», отметил, что рост энергопотребления в последние годы ограничен 1-3 процентами. Тем не менее, существуют отдельные территории, где за счёт развития производства возникают локальные дефициты электроэнергии.

В настоящее время по словам Бориса Аюева, инвестиционные циклы в электроэнергетике составляют около 4 лет, что примерно соответствует инвестиционным циклам строительства производственных объектов.

Евгений Грабчак, Заместитель Министра энергетики Российской Федерации, положительно оценил реализацию программы ДПМ, отметив, что эта программа была адекватна росту промышленного производства и потребления. В ближайшей перспективе возможен рост промышленного потребления электроэнергии, но он будет сбалансирован развитием энергоэффективных технологий. Это означает, что масштабного строительства генерирующих мощностей на среднесрочном горизонте не требуется. Тем не менее, вместо строительства новых мощностей, или модернизации существующих, целесообразно более эффективно управлять энергосистемой за счёт внедрения современных технологических трендов, таких как промышленное накопление электроэнергии, расширение использования цифровых технологий для управления режимами.


Промышленное накопление электроэнергии

По словам Бориса Аюева, в области промышленного накопления электроэнергии целесообразно использовать известную технологию ГАЭС. Другие типы промышленных накопителей могут использоваться в энергосистеме при получении сопоставимых ценовых характеристик. До этого времени балансирование энергосистемы осуществляется загрузкой/разгрузкой маневренных мощностей генерации.

Евгений Грабчак подтвердил, что действующая система регулирования в электроэнергетике не стимулирует применение промышленных накопителей. Целесообразно совершенствовать модель рынка для создания стимулов для применения в энергосистеме различных типов промышленных накопителей и развития водородной энергетики.


Возобновляемая энергетика

Кимал Юсупов, Генеральный директор ООО «Вестас РУС», отметил актуальность перехода к возобновляемой и водородной энергетике, которая позволит решить целый ряд задач, включая проблему углеродного налога. Это международный тренд, которому должна следовать и Россия, чтобы не упустить момент и вскочить в поезд «большого энергоперехода».

По мнению Бориса Аюева потребитель должен получать дешёвую электроэнергию. В настоящее время российская возобновляемая энергетика относительно дорога по сравнению с другими технологиями. Целесообразно решать задачи повышения эффективности электроэнергетики через современные технологии, например, ценозависимое управление потреблением.

Существующая система ДПМ ВИЭ сформировала конкурентную систему отбора возобновляемой генерации, которая, по мнению Бориса Аюева, несмотря на двукратное снижение стоимости ВИЭ в результате отборов, всё ещё слишком дорогая для использования в энергосистеме. Это связано с тем, что для эффективной интеграции объектов ВИЭ в энергосистему необходимо балансировать их системами хранения энергии, что увеличивает затраты и создаёт дополнительный ценовой навес.

Андрей Макаров, Профессор кафедры Систем управления энергетикой и промышленными предприятиями Высшей школы экономики и менеджмента УрФУ, отметил, что при принятии решения о «зелёной» энергетики целесообразно использовать комплексный подход, когда оценивать не только затраты на строительство объектов ВИЭ, но и эффекты, которые экспортоориентированные промышленные предприятия могут получать за счёт сокращения углеродного налога.

По словам Парвиза Абдушукурова, Вице-президента по операционной деятельности ОАО «Фортум», в мире совершенно чётко обозначился тренд на движение одновременно к возобновляемой энергетики с использованием новых цифровых технологий. И современные объекты ВИЭ позволяют такие цифровые (в том числе дистанционные) технологии использовать. Особенно хороших результатов можно достигать при групповом управлении большим количеством территориально распределённых объектов ВИЭ на основе эффективных цифровых технологий прогнозирования выработки солнечной и ветровой генерации. А в случае интеграции ВИЭ и накопителей такие эффекты усиливаются.



Цифровизация

Евгений Грабчак отметил, что цифровизация – это мировой тренд повышения эффективности и управляемости электроэнергетики, имеющий высокую значимость и для России. Целесообразно рассматривать цифровизацию как инвестицию, которая, возможно, может быть осуществлена на начальных стадиях с поддержкой государства.

Андрей Макаров на примере выполненного кейса в Башкирских электрических сетях показал, каким образом возможно сформировать экономически окупаемую модель цифровизации электроэнергетики. По его словам, внедрение цифровых решений в БЭС позволило не только значительно сократить персонал компании, но и на 15% снизить потери в сетях. Это позволило уже на третий год выйти на окупаемость проекта.

По итогам рассмотрения существующих кейсов цифровизации участники сессии отметили, что ключевым фактором успеха внедрения цифровых технологий является воля первого лица компании. Это означает, что системные предпосылки для цифровой трансформации отрасли пока не сформированы, а есть только исключения из системы.

Сессия 3.
Реформа электроэнергетики в России в 1998—2008 гг.

Отдельная секция была посвящена реформе электроэнергетики в России, проходившей с 1998 по 2008 год, и тому, как можно оценить ее итоги с точки зрения экономики. На секции выступали ведущие мировые эксперты в сфере экономики энергетики (Дэвид Ньюбери и Майкл Поллитт из Кембриджского университета, Анна Крети из Университета Париж-Дофин, Федерико Понтони из Университета Боккони), а также российские ученые (Олег Калинко из Фонда Сколково, Юлия Вымятнина из Европейского университета в Санкт-Петербурге, Илья Долматов из НИУ ВШЭ, Андрей Каукин из РАНХиГС). Ученые обсуждали подходы, используемые для анализа реформ электроэнергетики в разных странах, методы, при помощи которых можно проанализировать российскую реформу, а также трудности, с которыми неизбежно столкнутся исследователи, решая эту задачу.

Профессор Дэвид Ньюбери, Почетный профессор экономики, директор Группы исследования энергетической политики Университета Кембриджа, Великобритания, подробно рассказал об исследовании реформы электроэнергетики Великобритании. Реформа проходила сложно, и ее результаты были неоднозначными. Тем не менее, из этого кейса можно извлечь много полезных уроков для России: во-первых, о важности установления конкуренции на рынке, которая в долгосрочной перспективе позволяет улучшить производительность; во-вторых, о необходимости более продуманного регулирования отрасли, и в-третьих, о пользе аукционов, которые помогают одновременно снизить затраты и повысить надежность системы, а также способствуют замещению невозобновляемых источников энергии на возобновляемые. Коллега проф. Ньюбери, профессор Майкл Поллитт, Профессор экономики бизнеса, заместитель директора Группы энергетической политики Университета Кембриджа, Великобритания, рассказал об эмпирических методах, которые использовались для проведения исследования по Великобритании, в первую очередь об анализе общественных затрат и выгод. Безусловно, существует множество других метрик, которые дают интересные результаты. Проф. Поллитт отдельно отметил, как сложно оценить эффект влияния реформы ввиду того, что доподлинно неизвестно, что бы происходило в нереформированной экономике.

О развитии российской электроэнергетики в преддверии реформы, причинах, побудивших к ее проведению и основных действиях, предпринятых правительством, рассказал Олег Калинко, Директор по работе с ключевыми партнерами кластера передовых промышленных технологий, ядерных и космических технологий Фонда «Сколково». В своем докладе он объяснил, почему ситуация в секторе требовала немедленных действий, и что было предпринято, чтобы решить накопившиеся проблемы. Юлия Вымятнина, Профессор факультета экономики, декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге, от лица команды Европейского Университета представила методы, которые помогут оценить, насколько успешными были предпринятые меры с точки зрения экономики. Был предложен разносторонний подход к оценке реформы – общий анализ отраслевой динамики и методы, позволяющие оценить отдельные аспекты, на которые повлияла реформа.

Дискуссанты Илья Долматов, Директор Института экономики и регулирования инфраструктурных отраслей НИУ ВШЭ и Андрей Каукин, И.о. руководителя научного направления «Реальный сектор» Института Гайдара (РАНХиГС), а также проф. Поллитт и проф. Ньюбери высказали свое мнение о методологии, предложенной командой ЕУСПб. Все они согласились в том, что анализ реформы – это очень непростая задача ввиду ограниченности данных, а также проблем, связанных с отделением эффекта собственно реформы от эффектов других процессов, протекающих в экономике. Дискуссанты высказали предложения, каким образом можно улучшить методологию анализа, и пожелали команде ЕУСПб успешно справиться со стоящими перед ней задачами.
Сессия 4.
Россия и «глобальный энергопереход»:
драйвер или оппонент?

Владимир Сидорович, Директор Информационно-аналитического центра «Новая энергетика», отметил тренд на увеличение доли электрической энергии в конечном потреблении энергии, которое выросло с 9% в 1973 г. до 20% сегодня с прогнозом в диапазоне от 25% до 40% к 2050 году. Такой рост возможен, по мнению Владимира, только за счёт расширения возобновляемой энергетики и внедрение новых энергетических технологий. Ответ на вызовы энергетического перехода лежит в комплексном развитии перспективных отраслей.

Михаил Аким, Член Правления АЕБ, Ассоциированный партнер Vitus Bering Management Ltd., профессор Высшей школы бизнеса НИУ ВШЭ, отметил, что доля ВВП стран, которые объединились в «зелёной» повестке, превышает 50% от мирового ВВП. Это означает, что дискуссия о целесообразности развития возобновляемой энергетики уже не актуальна. Для снижения углеродного следа Михаил предлагает развивать лесное производство для увеличения поглощающей способности. Дополнительным эффектом может стать применение технологий глубокой переработки древесины, включая применение продуктов переработки дерева для энергетических назначений.

Максим Быстров, Председатель Правления Ассоциации «НП Совет рынка», рассказал о перспективах использования «зелёных сертификатов» - сертификатов о происхождении электроэнергии, подтверждающих отсутствие в производстве ископаемых видов топлива. Соответствующий проект сейчас прорабатывается в Правительстве РФ. Такие сертификаты могут быть востребованы компаниями-экспортёрами для снижения до нуля коэффициента при расчёте углеродного налога. Основным риском этой системы является риск принятия российских сертификатов за рубежом.
О возможностях декарбонизации для России рассказал Эмин Аскеров, Генеральный директор ООО «Катодные материалы», приведя в пример кейсы Росатома по участию компании в создании энергообъектов на основе ВИЭ. По мнению Эмина, наилучшими перспективами обладает ветроэнергетика, поскольку в России высокий ветропотенциал и уже создана индустрия по производству компонентов ветроустановок. Ещё одним направлением в движении к декарбонизации он считает развитие коммунального электрического транспорта.

Борис Порфирьев, Академик РАН, Директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, раскрыл логику Указа Президента РФ от 04.11.2020 № 666, уточнив, что такое решение позволяет России гарантированно выполнить Парижское соглашение. По его мнению в основе заложенных в Указе показателей лежит строгая математическая модель, учитывающая комплексный эффект снижения выбросов для экономики Российской Федерации и роста ВВП.
Игорь Башмаков, Исполнительный директор Центра по эффективному использованию энергии, резко возразил против представленных Борисом Порфирьевым аргументов, отметив относительно высокую энергоёмкость ВВП России и другие особенности. По мнению Игоря, исполнение Указа может привести к сокращению доли России в мировом ВВП до 1% к 2050 году. Игорь представил прогноз новых рынков с триллионными объёмами, показав, что все эти рынки связаны с низкоуглеродными технологиями и Россия в этих рынках практически отсутствует.
Независимый эксперт Владимир Дребенцов представил прогноз цены того, что Россия не будет становиться низкоуглеродной экономикой, показав, что внедрять «дорогие» ВИЭ на самом деле в перспективе дешевле, чем развивать топливную энергетику.

Михаил Юлкин, Генеральный директор АНО «Центр экологических инвестиций», добавил, что мы стоим перед угрозой, связанной с ростом температуры. Это может привести к осложнению освоения ресурсов северных территорий России, снижению мощности тепловых электростанций. В долгосрочной перспективе требуется пересмотр технологической парадигмы российской энергетики для сохранения российской экономики.

Максим Довгялло, Советник Генерального директора ОАО «СУЭК», отметил, что для работы на внешних рынках необходимо обеспечение как сохранение темпов экономического роста России, так и обеспечение социальной стабильности, в том числе, связанной со стабильностью электро- и теплоснабжения.
Для этого требуется взвешенная и сбалансированная энергетическая политика, сочетающая возобновляемую энергетику и топливную генерацию, используя, в том числе, технологии энергосбережения и энергоэффективности.

Пётр Бобылев, Директор Департамента конкуренции, энергоэффективности и экологии Министерства экономического развития Российской Федерации, остановился на мерах, разрабатываемых МЭР для того, чтобы Россия вошла в число энергетических лидеров в условиях декарбонизации.